Телефон : +998 71 230-53-01
Адрес: ул. Кирк-Киз, 10

Резиденты MUIC создают аналог «ЭРА-ГЛОНАСС» в Узбекистане

blog img

Резиденты MUIC создают аналог «ЭРА-ГЛОНАСС» в Узбекистане»

Мы продолжаем серию интервью на актуальные IT-темы с нашими резидентами. Сегодня мы поговорили с Улугбеком Байдадаевым – директором компаний Net Extensions, SMARTGEO и техническим директором проекта UZGPS. На данный момент Улугбек, кроме всего прочего, интенсивно работает над беспрецедентным по масштабу проектом, который должен стать узбекским аналогом российского «ЭРА-ГЛОНАСС». О том, сколько жизней может спасти внедрение этой системы, о наболевших проблемах в IT-сфере в стране и путях их решения мы и поговорили с Улугбеком – человеком, которому небезразлично, что будет с IT в Узбекистане и c развитием страны в целом.

Интервью с Улугбеком Байдадаевым

Директор компаний Net Extensions, SMARTGEO и технический директор проекта UZGPS.

stock

Как вы пришли в IT-сферу?

– Я окончил Ташкентский институт связи в 1993 году и до 2001 года работал, в основном, как инженер в области радиосвязи. В какой-то момент я осознал, что за развитием интернет-технологий будущее, и устроился на работу в компанию UZPAK – провайдера государственной сети передачи данных. Там я впервые познакомился с теорией и практикой сетей передачи данных, понял, что такое провайдер услуг как модель ведения бизнеса. Это отразилось на всех моих последующих проектах: создавать свой софт и предоставлять на его базе услуги (SaaS) – выгодно с точки зрения постоянного финансового потока.

Несколько лет я работал в представительстве компании Alcatel в Узбекистане как менеджер по работе с ключевыми клиентами в области мобильной связи. Мы принимали участие в создании сетей GSM и CDMA в нашей стране, работая в Alcatel, мне повезло освоить технологии мобильной связи и получить знания в области управления проектами.

Одновременно с этим мы с партнерами учредили свою софтверную (выпускающую программные продукты – прим. ред.) компанию Net Extensions. В то время – это середина 2000-х – кнопочные мобильники с монохромными дисплеями доминировали и основным способом получения контента были SMS. Мы сделали свой SMS-центр и на базе этой платформы создавали различные развлекательные и информационные сервисы. Проект успешно просуществовал до 2011 года, когда трафик SMS пошел на спад. Начиная с 2012 года, я к тому времени уже ушел из объединенной Alcatel-Lucent, мы начали искать «свой проект», попутно занимаясь созданием web-сайтов и мобильных приложений.

– А на экспорт делали какие-нибудь проекты?

– Два года мы работали над проектом виртуализации туристических красот Узбекистана. Портал, мобильные приложения с панорамами Узбекистана – всё создавалось на экспорт. Мы сами сделали уникальный контент (наши профессиональные фотографы объехали весь Узбекистан) и перевели его на 10 языков: более 500 панорам, эффект присутствия, тематическое музыкальное сопровождение. В нашей коллекции были даже панорамы музея имени Савицкого в Каракалпакстане. Мы трудились над этим проектом с душой, хотели его развивать, потому что уже тогда понимали, что у Узбекистана очень большой туристический потенциал. К сожалению, нам не удалось в достаточной мере монетизировать проект и пришлось его свернуть. Причин много, в том числе – туристическая отрасль тогда была развита крайне слабо, страна в целом закрыта для туризма.  Нереализованной осталась и идея создания геопортала по достопримечательностям, зато именно тогда мы впервые задумались о геоинформационных системах.

   Какими продуктами Вы занимаетесь сейчас, Вам всё-таки удалось найти «свой проект»?

– В 2013 году мы осознали, что развитие электроники сильно повлияло на цену телематических устройств –GPS-трекеров. И мы, совместно с «Центром программистов BEPRO», начали проект создания собственной системы спутникового мониторинга и позиционирования подвижных объектов UZGPS (www.uzgps.uz). Подобные решения распространены и повсеместно эксплуатируются в мире. В режиме реального времени они позволяют определять местоположение движущихся объектов, к которым в первую очередь относятся транспортные средства, оснащенные GPS/ГЛОНАСС трекерами, а также контролировать расход топлива, выявлять случаи простоев и нецелевого использования. Современный трекер может быть практически полным источником информации об автомобиле: как он эксплуатируется, как много потребляет топлива, какие проблемы, ошибки есть и т. д. И всё это трекер может передавать в центр мониторинга, позволяя понять, что происходит с автомобилем. А значит, и эффективно управлять автопарком или мобильным персоналом, экономить топливо и другие ресурсы.

– UZGPS чем-то отличается от западных аналогов, у него есть какие-то преимущества?

– Наша программа не уникальна, мы не создали ничего нового, но это полностью отечественная разработка, в которой мы пытаемся воплотить всё самое лучшее с учетом потребностей именно локального рынка, чтобы программа была максимально гибкой и универсальной. Сегодня UZGPS используют как частные компании, так и гос. организации. На протяжении нескольких лет она успешно эксплуатируется в МВД, МЧС, Минздраве, «Узбекистон темир йуллари» и др., а специально разработанный модуль UZGPS Agro успешно внедряется в сельском хозяйстве.

 Я знаю, что UZGPS – далеко не всё, что Вы сегодня делаете в этой области. И есть ещё некий новый технологический продукт, которым Вы занимаетесь последние несколько лет. Расскажете?

– Все наши разработки и сервисы базируются на электронных картах. Сейчас мы используем открытые карты, такие как OpenStreetMap, карты Google, Bing и т.д. Но вопрос достоверности и актуальности электронных карт у нас стоит очень остро. Нашим пользователям нужны точные электронные карты с навигационной и адресной информацией как для использования в открытом Интернете, так и в закрытых корпоративных системах. Для таких служб, как скорая помощь, пожарная, милиция  —  время, которое они сэкономят, зная наиболее краткий и быстрый путь, может оказаться решающим.

Так мы увидели некую отрасль, которой в Узбекистане просто нет – создание навигационных баз данных. Уже имея за плечами опыт создания геоинформационных систем, мы понимали, насколько это масштабная задача, с которой мы сами, учитывая наши реалии, не справились бы. В 2017 году вместе с нашими российскими партнерами мы учредили новый проект – компанию SMARGTGEO. Цель – создать точные навигационные базы данных, которые можно будет реализовывать в том числе и на экспорт. В целом технология уже доступна в рамках компании SMARTGEO. Роль узбекской стороны в том, чтобы, имея эти технологии, наполнять базы данных актуальной информацией.  Я убежден, в наступающую эру цифровой экономики современное государство должно полностью владеть собственными геоинформационными технологиями и базами данных. Помимо вопросов информационной безопасности и независимости, юридической состоятельности и достоверности – это ключ к эффективному управлению пространственно-разнесенными государственными ресурсами. В противном случае мы будем плестись в «хвосте планеты всей», переплачивая за информацию о своей же стране зарубежным компаниям.

  Какая масштабная и амбициозная, республиканского масштаба разработка. Планируете придать ей ещё какие-то функции?

– Планируем, и уже активно над этим работаем: вторым важным направлением деятельности компании SMARTGEO мы определили создание государственной информационной системы экстренного реагирования при авариях на транспорте.

Ежегодно на территории Узбекистана происходит в среднем порядка 9-10 тысяч дорожно-транспортных происшествий, в которых погибает около 2 000 человек и получают травмы более 6 000. Число погибших в ДТП (на 100 тыс. человек) составляет 6.06 человек, тогда как в развитых странах этот показатель не выше 2. По нашим оценкам, ежегодные потери экономики от последствий дорожно-транспортных происшествий достигают 2,4-2,6% ВВП, порядка 10 трлн. сум. В современных автомобилях есть специальное устройство с датчиками аварии и кнопкой SOS. В случае ДТП это устройство автоматически оповещает экстренные службы реагирования (милицию, скорую, МЧС) не только о месте происшествия, но и о характере повреждений. Также в автоматическом режиме или по нажатию на кнопку SOS устройство связывает водителя и оператора системы экстренного реагирования, в том числе и с целью оказания психологической поддержки до приезда помощи. В Японии такая система функционирует с 80-х годов, в США и Европе с 2000-х, в России с 2015 года, в Казахстане вводится в эксплуатацию в этом году, в Беларуси на стадии запуска. GM Узбекистан уже несколько лет оснащает свои автомобили, предназначенные на экспорт в Россию, подобными устройствами, но в нашей стране они не работают из-за отсутствия системы экстренного реагирования при авариях

В декабре прошлого года компания SMARTGEO стала генеральным партнером в Узбекистане компании АО «ГЛОНАСС» – российского оператора государственной информационной системы «ЭРА-ГЛОНАСС». В АО «ГЛОНАСС» накоплен огромный опыт создания и эксплуатации систем экстренного реагирования. «ЭРА-ГЛОНАСС» не только бесплатно обеспечивает автоматический вызов к месту аварии экстренных служб, но и в целях самоокупаемости оказывает множество коммерческих сервисов: вызов технической помощи для устранения неисправностей, информационные сервисы, в том числе для автодилеров и страховых компаний, услуги мониторинга и т. д.

  А государство как-то будет во всём этом участвовать?

– Учитывая масштаб и социальную составляющую проектов SMARTGEO, мы предложили государству создать на базе компании SMARTGEO оператора ГеоИнфоКоммуникационных услуг – сокращенно ГИК – в рамках государственно-частного партнерства. Мы планируем построить в Узбекистане несколько центров – с резервированием всего оборудования и электропитания, чтобы живучесть этой системы могла быть на предельно высоком уровне. Предполагается, что система UZGPS станет составной частью этого проекта и на её базе будут оказываться коммерческие услуги спутникового мониторинга автотранспорта. То, что наш российский партнер согласен с этим, говорит о состоятельности нашей команды и соответствии наших технологий современным требованиям. Это дает нам шанс создать уникальную синергию решений и почву для дальнейшего совершенствования проекта.

 Так что нужно, чтобы запустить проект? Как много времени это займёт?

– Для запуска такого масштабного проекта необходимо соответствующее финансирование. И мы его уже нашли, а, чтобы начать реализацию проекта, необходимо получить одобрение от руководства нашей страны. Сама система может быть запущена в эксплуатацию в течение года. Кстати, внедрение столь масштабной системы позволит создать к 2022-2023 годам около 2 000 новых рабочих мест, как непосредственно в штате оператора ГИК-услуг, так и в смежных сферах: автопроизводстве, органах сертификации, специализированных лабораториях и установочных центрах. Это потребует привлечения квалифицированных специалистов высокотехнологичных и инновационных отраслей. Базис создаваемой системы может стать серьезной платформой для мотивации молодых специалистов, создания партнерских программ с высшими учебными заведениями и сохранения ценных интеллектуальных кадров на территории Узбекистана.

На основании полученных данных от Госкомстата мы разработали технико-экономическое обоснование проекта, предусматривающее вывод проекта, со временем, на полную самоокупаемость и передали всю документацию на согласование в НАПУ. Я надеюсь, в ближайшее время по проекту будет принято решение.

 Сейчас просто идёт процесс рассмотрения или есть определенные проблемы, препятствия?

– Я никаких особых препятствий проектам SMARTGEO не вижу. У каждого проекта есть свой жизненный цикл, государство должно провести его всестороннюю оценку, на это нужно время. Как только начнется реализация проекта, в него могут быть вовлечены многие ключевые государственные структуры, потребуется совместная разработка и согласование новой нормативно-правовой базы. А если говорить о препятствиях для UZGPS, то дело в том, что сам проект сокращает операционные расходы примерно на 15-30 % – за счет эффективного использования автотранспорта. Представляете, в какую сумму это выливается в размерах государства? И самое интересное, что если частный бизнес очень хорошо к этому относится, потому что считает деньги, то госорганы еще инертны. Мне кажется, необходимо на государственном уровне заняться экономией и оптимизацией расходов на автотранспорт, нужно всем чиновникам, которые как-то причастны к эксплуатации государственного транспорта, определить некий KPI, который будет их мотивировать на использование систем спутникового мониторинга.

Оставить комментарий